Уникальная история Оранского монастыря

Об этом достаточно много написано в различных письменных источниках, начиная со старинной рукописи под названием Повесть о создании монастыря близ Оранского поля на Славенской горе, составленной безвестным монахом в 1662 году. В 1851 году в Москве была издана книжка иеромонаха, профессора Макария (Миролюбова) Описание Оранской Богородицкой пустыни, а в 1871 году книжка иеромонаха Гавриила Описание Оранского Богородицкого первоклассного монастыря.

монастырь в 1908 году

Место, на котором был основана пустынь, впоследствии ставшая первоклассным монастырем, до его устройства называлась Славенова гора и была окружена с восточной стороны непроходимым лесом. После того как был расчищен лес и распахана земля место это стали называть Оран-поле (от старославянского слова орати — пахать) или Оранки, а пустынь соответственно стала называться Оранской.

Помимо непроходимого леса это место было окружено обитавшей там мордвою, которые устраивали свои мольбища и приносили кровавые жертвы свои языческим богам. Здесь Пресвятой Богородице угодно было освятить своим присутствием место и избрать себе его в постоянное жилище для просвещения мордвы, которое потонуло во мраке язычества, и для избавления этой земли от бед и напастей.

Оранский Богородицкий монастырь был основан в 1634 году нижегородским вотчинником, дворянином Петром Андреевичем Глятковым (по другим источникам Глядковым), впоследствии схимонахом этой обители Павлом. Прослужив на военной службе и получив чин военного головы, затем вышел в отставку и поселился в своей вотчине в селе Бочеево (бывшего Горбатовского уезда, ныне Богородского района Нижегородской области.

Будучи глубоко религиозным человеком, он полностью удалился от мира и занимался хозяйством и воспитанием своих трех сыновей. Он особенно почитал Владимирскую икону Богоматери, что в Успенском Московском соборе. Его вера еще более укрепилась, когда он, тяжело заболев в 1629 году, на себе испытал ее благодатное действие. И тогда П.А. Глядков через протоиерея Успенского собора Кондратия заказал живописцу Григорию Черному точный список со знаменитой московской чудотворной иконы Богоматери Владимирской. С той поры чудотворная икона Богоматери Владимирской Оранской является главной святыней монастыря.

В 1634 году, на пятой неделе Великого поста, Глядков слышал во сне повеление поставить церковь на горе. Вот как это описывает церковный писатель, иеромонах Макарий: Петр Глядков слышал в полусне голос Иди семо!. Он будто бы пошел и вдруг видит себя на какой-то горе; здесь слышит новый глас, повелевающий на этом месте построить храм в честь иконы Владимирской Богородицы, а прежде создания храма водрузить на горе крест.

Три раза с поразительной ясностью видел Глядков этот сон. Все дни великого поста он провел в воздержании и молитве, а в субботу на Святой неделе отправился на поиски той горы, которую видел во сне. По пути к Орано-поле он пробирался лесом и увидел на той самой Славеновой горе огонь. Предполагая, что у костра находятся люди, Глядков направился туда, но не увидел людей, а увидел сияние, столпом восходящее к небесам. Он понял, что Богоматерь своими чудесами подает ему знамение, и он нашел то место, которое представилось ему во сне.

Вслед за этими событиями отправился Глядков вновь в Москву за благословением на строительство здесь храма, в честь Владимирской Богоматери. Явившись к Патриарху Иосафу, он подробно рассказал ему обо всем произошедшем и попросил грамоту на сооружение храма на Славенской горе. Святейший Патриарх дал свое архипастырское благословение на это богоугодное дело.

По получении желаемой грамоты и возвращении на нижегородскую землю, первым делом Петр Андреевич, взял мраморный крест, который многие годы бережно хранился в роду Глядковых, и установил его на указанной во сне Славенской горе, обозначив тем самым место для строительства храма.

Первый деревянный храм был построен в течение 2-3 месяцев и освящен 21 сентября (по ст. стилю) 1634 (5) года (4 октября по новому стилю) в день памяти Апостола Кондрата. Сюда же, в новую церковь была принесена чудотворная икона. Вокруг храма было построено несколько деревянных келий, в которых по сообщениям древних актов устроились на жительство восемь боголюбивых старцев во главе с иеромонахом Феодоритом, который отправлял в храме перед образом Владимирской Божией матери Божественную службу.

Сам же основатель нового монастыря Петр Глядков оставался жить у себя в имении, но по прежнему всячески способствовал устройству Оранской пустыни.

С этого времени от чудотворной иконы Богоматери Владимирской стали изливаться многочисленные чудеса, привлекавшие в обитель множество верующих для поклонения и возношения перед ней своих молитв.

Однако, проживающая в окрестностях будущего монастыря языческая мордва, которая занималась здесь бортничеством сбором дикого меда, в деяниях Глядкова усмотрела притеснение их прав на эти угодья, и пожелала разрушить православный храм. Но никак не могли они исполнить своего намерения и были изумлены великими чудесами от иконы Богоматери. Когда жители трех мордовских деревень собрались вместе, чтобы исполнить свое злое намерение, то целых семь дней скитались они по лесу вокруг Словенской горы, но места святого не смогли отыскать. Тогда они написали челобитную царю Михаилу Федоровичу, обвинив Глядкова в насильственном захвате их земель.

Нашлись у них заступники, оклеветавшие Глядкова, будто он устроил двор свой и вспахал мордовскую землю. Для монастыря все окончилось бы трагически, если бы не расследование, предпринятое нижегородским воеводой Василием Петровичем Шереметьевым. Когда дело было расследовано, то оказалось, что никакого поместья Глядкова нет и в помине, а живут в небольшой обители несколько монахов, к тому же она выстроена им не самовольно, а с благословения и при содействии Святейшего Патриарха Иоасафа. После этого царь написал указ, который подтверждал право на владение землей. Нужно заметить, что мордва продолжала чинить препятствия монахам, нападая на обитель и ее жителей, во время рубки леса, сбора грибов, ягод, но Богородица охраняла обитель от неверных.

Петр Глядков, живя в миру, проводил строгую подвижническую жизнь. По мнению религиозного писателя конца XIX-нач.XX веков А.К. Воскресенского, приехавшего в обитель с целью изучения архивов и летописей, для написания своей работы о монастыре и его подвижниках, П. Глядков не будучи ещё монахом, был выше многих монахов. А в 1642 году П.А. Глядков отписал монастырю большую часть своего имения. Устроив и обеспечив обитель всем необходимым, он решил переселиться сюда же на жительство, приняв постриг с именем Павел, а также вступив в фактическое управление обителью.

Традиции подвижнической деятельности монастыря (Подвижники благочестия)

Не оставлена была тогда новая обитель и без щедрот Российских государей. Непосредственно при самом устройстве монастыря, царем Михаилом Федоровичем, была пожалована ей пахотная и сенокосная земля с лесом, что так же в дальнейшем в 1665 году было подтверждено грамотой от государя Алексея Михайловича. При этом окрестная мордва, отказавшись от мысли совершенно изгнать из своих приделов ненавистных ей поселенцев, не переставала различными способами вредить обитателям монастыря. Неоднократно новой обители пришлось претерпеть разорение и пожары. Ряд случаев нападения мордовских крестьян на Оранский монастырь, зафиксирован в монастырской летописи, но всякий раз силы небесные не оставляли земную обитель без защиты.

В том же 1665 году П.А. Глядков принял образ великой схимы с оставлением прежнего иноческого имени.

К этому времени Оранской Пустыни (так первоначально называли монастырь) принадлежало несколько десятков крестьянских дворов, несколько деревень и половина дома в Нижнем Новгороде с огородом и садом, подаренные обители П.А. Глядковым и его близкими родственниками, сыновьями и внуками.

Явно начиналось, как отмечает иеромонах Гавриил, новое переселение крепостных людей Глядковых ближе к монастырю и новое наступление на мордовские земли. Это вызвало в свою очередь новый подъем недовольства окрестной мордвы. Возмущенные насилием монастырских властей жители ворвались ночью на территорию монастыря. П.А. Глядков (ему по преданию было 80 лет) пытался проникнуть на колокольню, чтобы созвать колоколом живших в двух верстах монастырских крепостных, но его стащили вниз и разбили голову, волоча по ступеням лестницы. В монастырском синодике рода Глядковых о нем написано: убиенный схимонах Павел.

Мученическая смерть настоятеля, подвижника и основателя монастыря как бы стала, согласно Летописи Оранского монастыря, искупительною жертвою от напастей и бед и с 1665 года настала для обители пора мирной жизни.

Охраняемая чудесным образом от врагов Оранская обитель становилась все более известной благодаря чудесам, происходящим от Владимирской иконы Божией Матери. Уже в 1635 году, спустя полгода после создания монастыря, опять на пятой неделе Великого Поста, во время вечерней службы икона стала мироточить. Как свидетельствует летопись, в первый год от чудодейственной иконы получили исцеление более 130 человек, от самых разных и часто застарелых и неизлечимых недугов. С одинаковой легкостью выздоравливали слепой, двадцать или тридцать лет не видевший света белого, и больной горячкой, две-три недели страдавший в постели.

А.К. Воскресенский, подтверждая достоверность происходящих чудес, напоминает нам, что …в 1635 году, по приказанию патриарха Иосафа, через архимандрита Нижегородского Печерского монастыря Рафаила и протоиерея Иосифа было проведено строжайшее расследование подлинности чудес, что и удостоверило её чудотворность.

Слух об Оранской обители и чудесах, творимых у иконы Божьей Матери, быстро распространялся по окрестным селениям, и на поклонение святыне приходило немало народу. Дошла и до Москвы весть о чудодейственной иконе Оранской пустыни. Когда Патриарх Иоасаф прослышал об этом, то немедленно послал грамоту архимандриту Нижегородского Печерского монастыря Рафаилу и протоиерею Архангельского собора Иосифу с повелением составить и сообщить ему самое обстоятельное описание всех чудес, являемых от иконы Оранской обители. Расследование было проведено самое тщательное. Расспросы велись в течение четырех месяцев. Затем подробный отчет отослали Святейшему Патриарху и доложили государю о происходящем. В общей сложности тогда было зафиксировано более 500 чудес от Оранской святыни.

После смерти основателя, по милости Божьей, Оранская обитель продолжала расти и укрепляться. Монастырских крестьян переселили поближе к стенам святой обители, и так было основано мирское поселение крестьян, которое в ряде документов было названо как деревня Поляна, а в дальнейшем стало именоваться, как и монастырь Оранки. Теперь мордва и разбойники не решались нападать.

Множество богомольцев приходили поклониться чудотворной иконе, и в знак благодарности за благодать и исцеления делались ими немалые приношения, что приносило значительное увеличение доходов. Наследники основателя, род дворян Глядковых так же считали своей обязанностью продолжать святое дело, начатое их предком. Представители этой династии постоянно поддерживали монастырь щедрыми дарами и вкладами, в виде богослужебных книг и утвари. Среди благодетелей монастырская летопись и синодики сохранили еще ряд известных имен: грузинской царевны Дарьи Арчиловны Имеретинской, князей Одоевских, Черкасских, Щербатых, Бабичевых, Горчаковых, бояр Бутурлиных, именитых купцов Строгановых и многих других.

Это позволило братии, которая к тому времени значительно увеличилась, позаботиться о внутреннем устройстве обители и в XVIII столетии, в начале 1720-х годов при архимандритах Афанасии и Иоакиме начались в монастыре капитальные перестройки. Обитель укрепилась. Вместо деревянного храма был воздвигнут каменный, тоже в честь Владимирской иконы Божьей матери. Вблизи церкви была устроена каменная колокольня, а около монастыря было проведена каменная стена. В стене над святыми вратами была устроена небольшая церковь в честь святых апостолов Петра и Павла (в память Глядкова). Для настоятеля и братии построены каменные кельи, а остальные деревянные кельи исправлены и обновлены.

Постройки сильно истощили казну и с этого времени до самого конца третьей четверти XVIII века обитель находилась в бедственном материальном положении.

В 1720 году указом Петра I к монастырю была приписана Кресто-Маровская Воздвиженская Пустынь, находившаяся в Василевском уезде, что привело Оранскую пустынь к еще более тяжелому положению, так как Кресто-Маровская пустынь полностью обнищала и не имела средств к содержанию своей братии в количестве 26 человек. Бедственное положение Оранской пустыни не позволило приютить всех монахов Кресто-Маровской пустыни, и только девять из них поселились в Оранском монастыре. Сама же Кресто-Маровская пустынь существовала под ведением Оранского архимандрита до 1771 года, когда она была разорена толпой сообщников Пугачева.

Бедственное положение Оранского монастыря заставило служителей закладывать книги, иконы и украшения к иконам на приобретение хлеба. А в 1764 году, когда по указу Екатерины II, наряду с другими иноческими общежитиями, у монастыря были отобраны все имения, крепостные крестьяне и земли, которыми он владел. Вследствие секуляризации обитель осталась без всяких собственных средств к существованию, не попала она и в число штатных монастырей Нижегородской епархии, которым выделялись средства из казны. Уповая на милость Божию и щедрость благотворителей, Оранские насельники должны были сами искать себе пропитание.

Но братия, состоявшая из 19 человек, не желала оставлять это место, освященное столь многими чудесами и явно покровительствуемое Богоматерью. И, действительно, не прошло и шести лет, как открылся богатый источник содержания обедневшей обители.

Причиной послужило то, что при моровой язве 1771 года произошло чудесное избавление Нижнего Новгорода от болезни с принесением чудотворной иконы Оранской. С тех пор из Оранского монастыря совершалось до десяти крестных ходов в год с Оранской иконой Божией матери: в Нижний Новгород, Арзамас, Павлово и другие города нижегородской епархии. Ежегодные постоянные крестные ходы давали обители обильные доходы и навсегда обеспечили ее самостоятельное существование.

Еще в XVIII веке с началом этих крестных ходов благосостояние Оранской пустыни стало значительно возрастать, увеличивалось и количество желающих поселиться в этой обители иноков, и как следствие возникла необходимость осуществить фактическую перестройку всего монастырского комплекса. Начало этому делу положил строитель Иеромонах Пахомий, который управлял Оранским монастырем в период с 1798-1804 гг. Для этого с благословения Св. Синода в Санкт-Петербурге был составлен новый план застройки Оранского монастыря. В качестве автора-составителя проектных чертежей на строительство храмов, в Главной описи монастырского имущества за 1856 год, был назван Нижегородской Всесвятской церкви иерей Михайло Семенов.

В соответствии с этим планом, в 1804 году началось строительство нового величественного каменного соборного храма. Возведение этого здания длилось в течение 15 лет. Освящение его состоялось лишь в 1819 году. Благоустройство же всей обители продолжалось еще не один десяток лет. Уже при строителе архимандрите Исаии (1830-1835 гг.) по проекту, утвержденному 2 августа 1833 года Преосвященным епископом Амвросием (Моревым), была построена новая трехпрестольная зимняя церковь, освященная в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Подклет (подвал) этого храма использовался в качестве родовой усыпальницы для ряда именитых благотворителей, на чьи средства строился монастырь. В фамильных склепах в первой пол. XIX столетия здесь были погребены: Запольские, Карповы, Бравины, Шнитниковы и ряд других династий.

В период управления архимандрита Германа (18371855 гг.) в монастыре были выстроены другие постройки: двухэтажные братские корпуса, напротив собора перед святыми вратами двухярусная колокольня, (самый большой из 13 колоколов на которой весил более 400 пудов), часовня над святым источником, здание трапезной с домовой Петропавловской церковью.

При нем были сделаны уникальные фрески летнего собора, произведены настенные росписи зимней теплой церкви. Были проведены дорогостоящие работы по реставрации многих икон и по украшению их окладов золотом и драгоценными камнями.

Вокруг обители возвели каменную ограду с четырьмя башнями, и тремя проездными воротами, разбили фруктовый сад и благоустроили иноческий некрополь. Все это стало возможным благодаря доходам, получаемым Оранским монастырем от крестохождений с чудотворной иконой.

В связи с неумелым руководством предыдущего настоятеля, экономическое положение монастыря было нестабильным, и на плечи отца Германа легли тяжелые и многотрудные обязанности по восстановлению былого великолепия монастыря.

Игумен Герман вел обширную переписку со многими известными и уважаемыми людьми своего времени, такими, как князья Бутурлины, Шереметьевы, многочисленными знаменитыми и малоизвестными купцами, привлекая их к деятельности по благоустроению Оранских храмов. И вскоре, благодаря упорству, терпению и трудолюбию игумена Германа, Оранский Богородицкий мужской монастырь приобрел вид благолепный, что увеличило приток паломников, посещающих храм и вносящих свою лепту в его доходы.

А.К. Воскресенский с особым благоговением пишет о деятельности игумена Германа, отмечая его высокий духовный опыт и совершенство. В своих записях он замечает: До него обитель Оранская ничем особенным не выделялась из ряда многих других отечественных наших обителей; при нем она достигла высоты духовного совершенства ее иноков, о котором с благоговейным чувством духовной отрады вспоминали те немногие еще оставшиеся в живых свидетели деятельности приснопамятного отца игумена Германа.

В 1861 году при игумене Лаврентии в обители быть составлен богослужебный Устав описав в нем подробно все то, что до сего времени в Оранской обители совершалось по преданию. Эти правила и традиции неукоснительно соблюдались все последующие годы.

Оранский монастырь в этот период славился своим благоустройством: в нем имелось ремесленное училище, школа для мальчиков, пчельники, две гостиницы для паломников.

В течение года совершались многочисленные крестные хода из Нижнего Новгорода в Оранки, по другим местам Нижегородской губернии.

В 1867 году Оранский Богородицкий монастырь был возведен в ранг первоклассного монастыря с оставлением на общежительных правах. С этого момента по благословению Священного Синода настоятелем монастыря стал священноархимандрит епископ Нижегородский и Арзамасский Нектарий (Надеждин), а управление обителью было возложено на наместника, в сане архимандрита или игумена.

Как известно из описи монастырского имущества, к 1896 году Оранский монастырь имел следующие владения:

• Земля, занимаемая церковными монастырскими зданиями 3 десятины, 200 сажен;

• Прибавочная земля для сада, отданная крестьянами села Оранки по соглашению;

• Пахотная земля в Княгининском уезде;

• Рыболовное озеро Ланово Балахнинского уезда;

• Мукомольная мельница на реке Вадок;

• Лесной участок на даче Волчихинской Горбатовского уезда;

• Лесной участок в полуверсте от монастыря 416 десятин.

В 1875 году епископ Иоаким (Руднев) с целью призрения и обучения ремеслам сирот и таких детей епархиального духовенства, которые оказались малоспособными к поступлению в духовно-учебные заведения основал в монастыре учебно-ремесленную школу. Первоначально в этой школе в течение трех лет обучали сапожному, портняжному и столярному мастерству, а так же начальным навыкам арифметики, черчения и чтению. Спустя годы, уже по благословению Преосвященного Модеста (Стрельбицкого), начиная с 1888 года, учебная программа была расширена (в рамках курса двухклассной церковно-приходской школы) и обучение длилось уже шесть лет.

Помимо вышеназванных ремесел стали учить еще и переплетному делу. По окончании обучения выпускники имели право служить в качестве псаломщиков на приходах. В течение одного года в Оранской школе обучалось более 40 учеников, в возрасте от 12 до 18 лет. Занятия проводили как насельники монастыря, так и наемные преподаватели.

Как всякий крупный монастырь Оранская обитель имела весьма обширную библиотеку, богатую ризницу и значительное хозяйство. Каталог иноческой библиотеки насчитывал более 2000 книг и различных изданий, среди которых были как рукописные, так и древние печатные книги.

На протяжении всего XIX столетия православные нижегородцы главным событием в церковно-общественной жизни города, да и всего нижегородского края, называли ежегодные крестные ходы с чудотворным образом Богоматери Владимирской Оранской.

Изображение этой иконы широко распространялось в XIX в.; икону ежегодно на второй неделе по пасхе, переносили в Нижний Новгород, а оттуда в другие города и села Нижегородского края. Летом 1887 г. этот торжественный крестный ход наблюдал В.Г. Короленко, описавший свои впечатления в рассказе За иконой: Между тем по улицам двигались уже кучи разряженных обывателей и обывательниц. Деревенский люд, богомольцы в поклонники, собравшиеся к проводам иконы из окрестностей, а иные из отдаленных сел и городов: из Балахны, Городца, Василя, — сидели на панелях, под стенами домов, разложив вокруг узлы, кошели и котомки. Многие тянулись уже к монастырю, где перед выходом из города служат молебен. Лавки на попутных улицах закрывались, торговля прекращалась, колокола гудели вдали, и звон разливался над городом, как море, захватывая одну за другой церкви, все ближе и ближе

У монастырских ворот конные и пешие городовые сдерживают напор толпы

Через полчаса, после молебна, икону проносят из монастыря к лагерю. Войска отгородили широкий квадрат у подножия церкви. Музыка играет Коль славен…, раздается команда на молитву, в ясном воздухе гудит и дребезжит бас диакона, чуть-чуть слышится пение хора, относимое ветром. После молебна икону, поставленную в киот, на длинных дрогах подымают на плечи; трогаются вперед хоругви.

— Барин, вы, видно, до Оранок? — спрашивает, трогая меня за рукав, какая-то старушка.

— До Оранок, матушка.

— Владычице… свечку за меня, грешную. — Морщинистая рука тянется ко мне с пятаком.

— И от меня возьми, барин.

— И от меня.

В рассказе упоминаются и некоторые эпизоды: из Повести об основании Оранского монастыря.

Об одном из таких крестных ходов вспоминает в своей книге-трилогии Детство. В людях. Мои университеты А.М. Горький: …В субботу на Пасхе приносят в город из Оранского монастыря чудотворную икону Владимирской Божией Матери; она гостит в городе до половины июня и посещает все дома, все квартиры каждого церковного прихода.

Директор церковно-археологического музея Нижегородской епархии Дегтева О.В. на основе документов ГУ ЦАНО и нижегородской дореволюционной периодической печати

Традиционно на Руси большинство монастырских крестных ходов посвящалось событиям прошлого. Многие из них совершались в память чудесного избавления населения от различных эпидемий. Чудесным избавлением жителей от моровой язвы в 1771 году послужила икона Оранской Владимирской Божией Матери.

Устное предание об этих событиях гласило, что чума не могла распространяться, далее той улицы, где была пронесена чудотворная святыня. В память этого чудесного избавления благодарные нижегородцы перед образом Богоматери дали своеобразное обещание ежегодно брать икону Богоматери Владимирской Оранской из монастыря в Нижний Новгород для всеобщего поклонения, и исполнять данный обет из рода в род.

На протяжении 150 последующих лет этот обычай исполнялся неукоснительно. События эти очень часто и подробно описывались на страницах нижегородских изданий, отражены они и на страницах монастырской летописи, составленной в 1871 году иеромонахом Гавриилом: В четверток на Пасхе по совершении литургии в Оранском монастыре начинается крестный ход с пением молебна, который завершался за монастырской деревней Поляна. Затем, в особо устроенном киоте икона отправлялась на руках богомольцев в Нижний Новгород. При этом несли ее в продолжение всего пути, порядком 50 верст, и всегда находятся лица, желающие участвовать в несении иконы. Вообще, несмотря ни на какую погоду и состояние дороги, стечение народа бывает громадное.

Самые известные крестные ходы в XIX столетии, помимо Нижнего Новгорода, совершались в село Павлово Горбатовского уезда, уездный город Арзамас. В связи с усилением раскола в Нижегородской епархии, для сокращения различных старообрядческих вероучений, начиная с 29 августа 1866 года, стал проводиться еще одни крестный ход в уездный город Семенов и его округу, захватывая при этом обширную часть Заволжья.

Для проведения этого миссионерского крестохождения в официальном указе, присланном в Оранскую обитель, от имени Нижегородской Духовной Консистории были предписаны особые условия, чтобы: монашествующие были отправлены благонадежного поведения; в селах при хождениях была носима особая кружка (для сбора средств) в пользу бедных Духовного звания; духовенству местному со своей стороны оказывать иконе должную честь, встречая в свой приход и храм и провожая с крестными ходами и со звоном, и внушали бы своим прихожанам, чтобы они брали икону к себе в дома на освещение.

В начале XX века во время Семеновского крестохождения икону стали провожать далее пределов старообрядческих поселений. В последствие длился данный ход с 29 августа до Страстной седмицы и проходил сразу по нескольким уездам: Нижегородскому, части Семеновского, Макарьевского, Васильсурского, Княгининского, Сергаченского и Лукояновского. Таким образом, фактически охватывалась половина Нижегородской губернии, а точнее ее западную часть по направлению с севера на юг. Согласно официальному расписанию за время Семеновского крестохождения Оранская икона пребывала в 111 населенных пунктах, (приходских церквах).

Начиная с 1872 года по благословению епархиального начальства, список чудотворной иконы Богоматери Владимирской Оранской стали приносить еще в ряд уездных городов на юге нижегородской губернии: Княгинино, Сергач и Лукоянов и некоторые селения оных уездов. В последствие этот ход официально станет именоваться осенне-зимним мордовским. Помимо вышеназванных городов в период данного крестохождения чудотворный образ так же приносили в заштатный г. Починки. Помимо названных крестохождений, в конце XIX начале XX вв. из Оранского монастыря по Нижегородской епархии благословлялись еще четыре хода. Организовывались специальные так называемый мордовский весенний и мордовский летний ходы, которые ограничивались деревнями и селами Нижегородского и части Княгининского уездов, где находились компактные поселения мордвы.

Это обстоятельство еще раз подчеркивает факт распространения монастырем православия среди язычников, в частности мордовского населения, привлечение их к христианскому вероучению, обращению их в православную веру.

Еще два крестных хода совершались в Горбатовском уезде. Это одноименный Горбатовский ход, проходивший непосредственно в городе Горбатов по его округе, с заходом в некоторые селения Балахнинского уезда.

Во время крестного хода чудотворную икону разрешалось прихожанам того храма, где она находилась, брать к себе в дом, но только в промежутках между церковными службами. Это называлось поднять икону. Как правило, подымали ее к тяжелобольным, надеющимся на целебную помощь Богоматери.

Помимо крестохождений и молебнов на дому, чудотворный образ Оранской Божьей Матери просили и брали для освящения будущих монастырей, храмов и других богоугодных заведений. Так, например, при закладке Спасской церкви в Нижнем Новгороде, совершаемой в 1899 года наряду с другими местночтимыми святынями которые с крестным ходом были принесены из Кафедрального собора, молились Оранской Богоматери. С этой святыней нижегородцы встретили и Государя в 1913 году, когда в России праздновалось 300-летие Династии Дома Романовых. Подобных фактов, характеризующих отношение православных христиан к чудотворной иконе Богоматери Владимирской Оранской в дореволюционный период зафиксировано большое количество.

В начале ХХ столетия, Оранский монастырь находился в цветущем состоянии. Из архивных документов более позднего периода, в частности Устава трудовой артели, которую хотела организовать братия в 1918 году в целях сохранения обители можно узнать, что в монастыре наряду с вышеназванными постройками размещалось так же шесть каменных братских корпусов, здание гостиницы для приема богомольцев. Имелись многочисленные хозяйственные постройки: каменная водокачка, (функционировал свой водопровод), баня, лавки, погреба, пасека, амбары и конюшни.

При монастыре существовала больница с аптекой, фруктовый сад и огород, хуторские подсобные хозяйства. Шла работа в столярной, слесарной, сапожной и портняжной мастерских. Действовал свой кирпичный завод и кузница. Обособленное хозяйство имелось в скиту. Таким образом, монастырь праведными, упорными трудами братии обеспечивал себя всем необходимым и давал работу и средства к пропитанию некоторой части окрестного населения.

За время управления Оранским монастырем служивший в то время архимандрит Аркадий провел в нем огромное количество реставрационных, ремонтных и строительных работ, в результате которых практически все постройки обители сохранились до наших дней.

Деловая переписка отца Аркадия по этим вопросам, благодаря его скрупулезности и аккуратности подшитая в отдельные книги, также является богатейшим архивным источником.

Наряду с этим в документах монастыря можно встретить записи о пожертвованиях и личных вкладах архимандрита Аркадия, как, например, в Описи предметов церковного ризничного имущества Оранского монастыря за 1918 год.

Благодаря подвижническим стараниям в августе 1901 года в монастырском лесу, в нескольких верстах от обители, архимандрит основал последний иноческий скит в Нижегородской епархии, причиной чему явилось его желание удалиться на покой и желание поддержать в обители строгую подвижническую жизнь.

Особое место в архивном фонде Оранского монастыря из его бывшей библиотеки, которая насчитывала порядка тысячи различных томов, занимают различные рукописные сочинения архимандрита Аркадия, его так называемые Памятные записки. Им были собраны, зафиксированы и обобщены самые разнообразные исторические сведения и текущие события из внутренней монастырской жизни

В лице архимандрита Аркадия в начале ХХ века Оранский монастырь имел тесные и обширные связи со Святой Афонской Горою, в частности, с братией русского Св. Пантелеимонова монастыря. В 1905 году по благословению Преосвященного владыки Назария (Кириллова), на Святую гору была отправлена в дар копия с чудотворной иконы Оранской Богоматери, а в Оранскую обитель были отосланы копия с образа св. великомученика и целителя Пантелеимона и различная богослужебная утварь для вновь созданного Успенского скита.

Иноческий скит в жизни монастыря или Иноческий скит как центр древлеправославной культуры

В 1905 году в монастырском лесу, недалеко от монастыря был основан скит для монахов, испытывающих потребность в уединенной молитве. В двухэтажном, каменном здание скита размещалась домовая церковь в честь Успения Божьей Матери. На территории скита находился небольшой музей церковных древностей, созданный настоятелем монастыря архимандритом Аркадием (Антуфьевым).

Разрушение православной обители в 20-е гг. ХХ столетия и его последствия

С водворением в России советской власти, для Русской Православной Церкви начались жестокие времена. В 19181920 годы были ликвидированы все духовно-учебные заведения, монастыри, православные общества, консистории, духовные правления. Существенно изменилась ситуация с приходом советской власти в и в Оранском монастыре.

В 1917 году настоятелем обители был назначен архимандрит Августин (Пятницкий), который по своим убеждениям был ярым монархистом и близким другом опального епископа Тобольского Варнавы (Накропина) и Григория Распутина.

Архимандрит Августин принял в своё ведение Оранский монастырь не в лучшее для этой обители время, так как часть монастырской братии была поражена новыми веяниями революционной эпохи и не пожелала принять нового наместника, которого братия считала сподвижником Распутина. В это же время по Постановлению Временного Правительства полным ходом шло следствие о деятельности так называемых Темных сил, под которыми подразумевались представители Дома Романовых, Григорий Распутин и многие священнослужители.

В январе 1918 года жители села Оранки, на общем сельском собрании по поводу обсуждения продовольственных вопросов, обратились к архимандриту Августину с просьбой помочь голодающим крестьянам, создав для этого специальное общество помощи голодающим. На что архимандрит пообещал жителям всяческую помощь.

В феврале месяце по декрету большевиков О земле, местный Алистеевский Волостной земельный отдел национализировал все земельные угодья монастыря, и в первую очередь его сельскохозяйственный хутор. Настоятель обители отец Августин всячески пытался воспрепятствовать этим беззаконным действиям, и поехал в ближайшие селения оповестить об этом местных жителей. Впоследствии в протоколе ЧК об этих событиях будет записано: он стал собирать народ (толпу) говоря, что большевики ограбили монастырь, поэтому из разных селений пришли люди и произвели бунт, угрожая разгромить местные Советы и требуя возврата хутора монастырю.

В результате в июле 1918 года, за контрреволюционную агитацию и деятельность среди крестьян окружающих обитель селений, по ложному обвинению некоторых из насельников вследствие анонимного доноса, архимандрит Августин был арестован прибывшим отрядом красноармейцев. Затем он был доставлен в Алистеевский Волостной Совдеп, где по расписке был передан сотрудникам ЧК и отправлен в Нижний Новгород.

В ночь с 17 на 18 августа решением военно-революционного трибунала он был приговорен к расстрелу, и уже на рассвете в Нижнем Новгороде приговор был приведен в исполнение.

Следует заметить, что в следственном деле какого-либо официального постановления о расстреле архимандрита Августина не было. Это связано с тем, что чекисты поторопились осуществить казнь священнослужителей. Причем сам Ревтрибунал в последствии запрашивал ЧК о необходимости прислать им постановление о расстреле архимандрита Августина: Ревтрибунал отношением своим от 8 октября с/г за № 1189 для прекращения дела о. Архимандрита Оранского монастыря Августина обвиненного в противосоветской агитации просил ЧК выслать необходимую копию постановления ЧК о расстреле Архимандрита Августина. Между тем ныне Трибуналом получено сообщение ЧК от 25 октября сг № 458/1782 подтверждающее лишь то, что названный Архимандрит расстрелян по постановлению ЧК от 1 сентября с/г. Таким образом, архимандрита сначала расстреляли, а лишь затем вынесли постановление об его казни.

После революции из более 200 насельников в монастыре осталось только четвертая часть. Все без исключения церковные и монастырские земли были национализированы, о чем и было сделано соответствующее распоряжение, и в обители наряду с насельниками стали размещаться различные вновь созданные Советской властью организации и учреждения. По официальным данным в последний год существования монастыря (1928 г.) здесь под руководством игумена Димитрия (Архангельского) проживало 11 иеромонахов, 3 иеродьякона и 5 иноков.

Но, невзирая на все эти обстоятельства, по-прежнему продолжались крестохождения с Оранской иконой. Даже когда монастырь был окончательно ликвидирован, верующие люди продолжали приходить на святой источник у стен обители, в праздник Владимирской Оранской Божией Матери и славить ее чудотворную святыню. Согласно архивным документам подобные молебны в Оранках продолжались вплоть до 1954 года.

В 1920 году монастырь прекратил свое существование. После закрытия на его территории в разные годы размещались различные учреждения и организации, в том числе народный театр в теплой церкви. Здесь размещались: дом для престарелых, сетевязальная фабрика и Оранский Народный Университет, профтехшкола (преподавали столярное и швейное мастерство); колония для детей раскулаченных крестьян, а в дальнейшем мужская трудовая исправительная колония.

Оставленной же братии во главе с архимандритом Димитрием (Архангельским) был предоставлен один корпус. В 1921-1923 гг. был организован церковный приход, но в 1928 г. и он был упразднен, а архимандрит Димитрий и оставшиеся насельники были арестованы и высланы.

В период с 1939 по 1941 год монастырь стал убежищем для интернированных иностранных послов и их семей, работников самих посольств.

В 1942 году по распоряжению органов НКВД на территории бывшего Оранского Богородицкого монастыря был открыт лагерь для военнопленных. Как секретный объект получил официальное название Оранки-74.

Стоит подробнее раскрыть историю лагеря, так как по свидетельству многих историков факт открытия лагеря для военнопленных является в истории русских православных монастырей очень редким, если даже не единственным.

Первыми военнопленными, прибывшими в лагерь, были румыны. После составов с румынами прибыло много немцев, австрийцев, французов, итальянцев, венгров, финнов, испанцев и бельгийцев.

Немцы, заключённые в монастыре, оказались в основном высокопоставленными военными чинами. Здесь находился почти в полном составе штаб командующего шестой армии вермахта генерал-фельдмаршала Фридриха фон Паулюса. На короткое время в Оранки был привезен даже сам генерал Паулюс, но в дальнейшем его этапировали в другой лагерь для военнопленных.

На территории лагеря, в самом большом его здании бывшем главном монастырском Владимирском соборе, были установлены в пять ярусов металлические кровати. Заключенные взбирались на верхние ярусы по специальной лестнице.

Заключённые офицеры в лагере не работали, а занимались лишь благоустройством территории: посыпали жёлтым песочком дорожки, строили беседки, высаживали цветы на клумбы.

Среди военнопленных были представители самых различных мирных профессий: прекрасные портные и сапожники, художники и музыканты, врачи. В свободное время обитателям лагеря разрешалось заниматься резьбой по дереву. Военнопленные изготавливали детские игрушки, санки, шкатулки, маслобойки, этажерки и другие предметы. Для этой цели они организовали в лагере специальную мастерскую.

Многие из них были очень музыкальными и играли на самодельных инструментах губных гармошках, гитарах. Кстати, иногда руководство лагеря разрешало им устраивать концерты.

С каждым месяцем количество военнопленных в лагере увеличивалось. На территории бывшего Оранского монастыря уже не могли разместить всех пленных. Было принято решение выстроить еще один лагерь за пределами монастыря, который расположился в нескольких километрах от села в местности под названием Монастырка. По разным оценкам всего в лагере Оранки-74 насчитывалось порядка 12 тысяч человек.

Пленные жили не только в монастыре и в лагере на Монастырке, но и в главном здании бывшего монастырского Успенского скита, которое в довоенное время использовалось как дача для детского дома. В период с 1943 по 1948 год этот двухэтажный корпус заняли для лагерных нужд, где разместили военнопленных из высшего командного состава.

Фактически же на территории бывшего монастырского скита разместили не просто лагерь для пленных, а организовали своеобразную школу перевоспитания людей, вышедших из капиталистического мира, в людей с коммунистическим сознанием. Таким образом, бывший монашеский скит превратился в антифашистскую школу под руководством Коминтерна.

В Оранки прибыл Вальтер Ульбрихт секретарь коммунистической партии Германии, представители Коминтерна из других европейских стран: от Венгрии Ванбергер, от Румынии Паукер. В одной из комнат скитского корпуса они постоянно проводили свои заседания, вынашивая идею организации на базе Оранского лагеря интербригад. Появился в деревне и Швейцарский Красный Крест.

В лагерной спецшколе военнопленным читали различные лекции. Одним из преподавателей была жительница села Оранок Екатерина Николаевна Запольская-Кибирева. В этой школе она рассказывала военнопленным о Советском Союзе, читала им лекции по русской культуре, открывала для бывших солдат фашисткой Германии такие имена, как Пушкин, Некрасов, Гоголь. Поставила с ними спектакли по пьесе Ревизор Н.В. Гоголя. Но главной целью её работы было то, чтобы из фашистов получились антифашисты.

Оранский лагерь военнопленных просуществовал до 1949 года.

По родственников погибших иностранных солдат и офицеров начали активные поиски их останков. В 1995 году к правительству Нижегородской области обратилась Московская организация Военные мемориалы с вопросом об увековечении памяти погибших на советской территории оккупантов. Так на месте братской могилы, где хоронили военнопленных, был организован мемориальный комплекс, под который администрацией Богородского района был выделен участок земли.

Ежегодно в село Оранки приезжают иностранные делегации, стобы посетить мемориальный и комплекс и Оранский монастырь.

После закрытия лагеря на территории монастыря была создана воспитательно-трудовая колония для несовершеннолетних подростков. В период с 1971 по 1985 год находился мужской лечебно-трудовой профилакторий, а затем женская исправительно-трудовая колония. Лишь в 1993 году колония эта была ликвидирована, и Оранский монастырь был вновь возвращен Русской Православной Церкви.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ОРАНСКОГО БОГОРОДИЦКОГО МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ

Современная подвижническая деятельность монастыря (или культурно-просветительская)

Возможности восстановления. Концепция развития

Е.И. Власова ст. научный сотрудник Института общего образования Министерства образования РФ, ст. научный сотрудник лаборатории интеграции религиозных ценностей в систему образования Федерального института развития образования учредитель общественной организации Историко-краеведческий клуб Народный дом с Оранки, краевед, кандидат педагогических наук

С наступлением 90-х годов, временем духовного кризиса, по всей России стали открывать храмы и монастыри, что давало поддержку и утешение многим людям.

file

В 1991 году в селе Оранки появилась возможность организовать православное объединение. По инициативе схимонахини Елены (Храмовой), была организована община, состоявшая из одиннадцати человек, целью и задачей которой стало открытие сельского храма.

29 мая 1992 года Министерство юстиции РСФСР зарегистрировало приход Успенской церкви.Но дело в том, что во время оформления документов зимний храм Рождества Богородицы был ошибочно зарегистрирован как Успенский.

В феврале 1993 года Комитет по управлению государственным имуществом администрации Нижегородской области передал здания Успенской церкви и братского корпуса Оранского монастыря Русской православной церкви.

Следующим шагом к восстановлению Оранского Богородицкого монастыря стала передача сначала одного теплого храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы и игуменского корпуса, а затем в 1994 году всего комплекса во владение Нижегородской епархии, по распоряжению губернатора Б.Е. Немцова Об утверждении перспективного плана освобождения и передача религиозным объединениям культовых зданий и строений № 1680 от 1 декабря 1993 года, куда в числе других объектов и вошел Оранский Богородицкий мужской монастырь.

Возобновилась монастырская жизнь под руководством игумена Александра (Лукина), служившего в монастыре с 1993 по 1999 годы. В ноябре 1993 года он был определен на должность наместника обители и в тот же день был принят монастырский Устав.

Священноархимандритом Оранского Богородицкого монастыря по традиции считается правящий архиерей Нижегородской епархии митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий (Данилов).

В 1994 году из Арзамаса на престольный праздник Оранской обители (8 сентября) в монастырь был передан крестоходный список чудотворной иконы Владимирской Божией Матери. В этот же день Оранский сельский совет возвратил монастырю колокол, который висел в центре села и служил для оповещения о пожарах.

В годы служения игумена Александра монастырь получил значительное развитие. Под его руководством возобновились ежедневные монастырские службы, началась реконструкция летнего собора в честь Оранской Владимирской иконы Божией Матери, ряда корпусов на территории монастыря. Активизировалась хозяйственная деятельность: были построены коровник, хозяйственные службы.

А самое главное Оранский монастырь с первых дней своего возрождения занял позицию социального партнерства с местными органами власти в сфере духовного просвещения и религиозного воспитания населения села Оранки. В 1994 году по предложению отца Александра совместно с Управлением культуры города Богородска и Богородского района был проведен праздник День села, который бы смог объединить светские и религиозные структуры. На празднование приехал митрополит Николай (Кутепов) и клирики Нижегородской епархии, а также представители областной и районной администрации. Помимо праздничной службы в еще неотреставрированном храме Рождества Богородицы, состоялся большой крестный ход по центральным улицам села, концерты, ярмарки и другие мероприятия.

С тех пор Оранский Богородицкий монастырь стал духовным центром не только села Оранки, но и всей Нижегородской области, собирая на службы паломников, а на совместные культурно-просветительские мероприятия и праздники — большое число людей, которым дорога история и культура своей страны.

С 1993 по 2004 годы Оранский Богородицкий монастырь был центром духовной жизни села Оранки, несмотря на многие трудности современного развития, как того, так и другого. Село Оранки имеет давние культурные традиции, так как исторически возникло и развивалось вокруг Оранского монастыря, который являлся до 1917 года крупным центром духовной культуры и имел огромное влияние на духовно-нравственную жизнь жителей села.

Такая частая смена наместников привела к тому, что за этот период практически приостановились восстановительные работы и была разрушена с большим трудом устоявшаяся монастырская жизнь. Однако именно в этот период было совершено много крестных ходов с Оранской иконой Божией Матери (копией с подлинника, сделанной для Арзамасского крестного хода в XIX веке и подаренной митрополитом Николаем (Кутеповым) Оранскому монастырю в первый год его современной истории) в Нижнем Новгороде, Богородске, Дзержинске, Балахне, Павлове.

С первых же дней тогда еще игумен Тихон установил тесные связи с богородскими краеведами, с Центральной городской библиотекой, подарив ей большое количество книг религиозного содержания. И до сих пор в Богородской центральной библиотеке каждый год продолжают проходить историко-краеведческие Оранские чтения с его участием, а также с участием директора церковно-археологического музея Нижегородской епархии Ольги Дегтевой.

В 90-е годы началось возрождение Русской Православной Церкви, её приходов, храмов и монастырей, а вместе с ней и духовное становление нашего общества. Библиотеки одними из первых откликнулись на это явление. И не случайно, так как духовно-нравственный аспект лежит в основе любого направления библиотечной работы: патриотического экологического, эстетического, краеведческого и др.

Это мероприятие было поистине праздником русской культуры. Оно объединило людей различных возрастов, социальных категорий, взглядов, увлечений, всех, кто начинал понимать, что наша страна становится на иной путь развития, ведущий её к возрождению и процветанию.

Впоследствии наместником монастыря был назначен игумен Нектарий (Марченко), с приходом которого строительные работы приобрели былой размах. С 2004 года по благословению епископа Нижегородского и Арзамасского Георгия (Данилова) при наместнике игумене Нектарии (Марченко), в Оранской обители были проведены значительные ремонтно-реставрационные работы. Реконструировано здание зимнего Рождественского храма, проведено восстановление и обустройство братских корпусов, строительство новой каменной ограды; осуществлено восстановление различных хозяйственных построек и благоустройство территории. Монастырь был полностью восстановлен, даже вновь построена взорванная в 1937 году большая колокольня.

В восстановлении храма Рождества Богородицы колоссальная поддержка была оказана со стороны Главы местного самоуправления Богородского района Нижегородской области. В его реконструкции принимали участие нижегородские архитекторы. Над созданием фресок работали живописцы из различных городов России, а также студенты и выпускники Российской академии Ильи Глазунова.

Важнейшим этапом на пути возрождения Оранской обители стало возвращение в монастырь его главной святыни Иконы Владимирской Оранской Божией Матери, которая в течение нескольких десятилетий она находилась на сохранении Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника.

Но не прекратилась и духовно-просветительская деятельность Оранского Богородицкого монастыря. В 2006 году вышел специальный выпуск историко-краеведческого журнала Нижегородская старина (главный редактор архимандрит Тихон Затекин), посвященный истории обители. Монастырем выпускаются календари, буклеты, проповеди архимандрита Нектария, многочисленные фильмы. Продолжает в те годы свою работу и воскресная школа, а в Оранской начальной школе ведутся уроки по православной культуре. Совместно с Оранским филиалом музыкальной школы и Оранским домом культуры проводятся Рождественские и Пасхальные праздники с неизменными подарками, совместно с Оранской сельской библиотекой встречи с населением на духовно-нравственные темы.

Одним из самых значительных совместных праздников монастыря и села стал День Победы, когда у памятника погибшим на фронте жителям села Оранки клириками монастыря служится панихида по живот свой за Отечество положивших, проходит митинг, возлагаются венки и цветы к памятнику.

Кроме того, ежедневные монастырские службы сопровождаются крестными ходами вокруг соборов монастыря с чудотворной Оранской иконой Владимирской Божией Матери. Традиция крестных ходов продолжается и в различные города Нижегородской области.

В 2014 году Оранский Богородицкий монастырь отметил два значимых юбилея 380 лет основания обители и 385 лет написания образа Оранской Владимирской иконы Божией Матери. А 4 октября в день рождения Оранского Богородицкого монастыря снова прошли очередные Оранские чтения, посвященные 20-летию возрождения этой святой обители, которую многие называют жемчужиной Земли Нижегородской.

IMG_9993

Источник статьи